Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования центр психолого-педагогической, медицинской и  социальной помощи Центрального района Санкт-Петербурга
«Развитие»
(ППМС-центр «Развитие» Центрального района  Санкт-Петербурга)
Главная страница
Главная страница Сведения об образовательной организации О ППМС-центре «Развитие» Администрация и педагоги Документы Дополнительные общеобразовательные программы Отдел профилактики Планы Расписание Доступная среда Информация для школ и детских садов Профилактика негативных явлений Новости Безопасность детей ТПМПК Методические объединения Инновационная деятельность Родительский клуб Советы психолога и логопеда Если вы попали в сложную ситуацию НЕТ КОРРУПЦИИ Полезные ссылки Медиация Контакты и обратная связь Карта сайта
ППМС-центр «Развитие» Центрального района Санкт-Петербурга,
191015, Санкт-Петербург, Очаковская ул., д. 2а, тел. +7 (812) 271-69-77, razvitie@center-edu.spb.ru
Назад
Хвала нестандартным, или о том, почему современному
предпринимательству нужны люди с синдрoмами Аспергера,
дефицита внимания и дислексии

В 1956 году Уильям Уайт утверждал в своѐм бестселлере «Функционер», что современные (на тот момент) компании были настолько влюблены в рафинированных, чопорных исполнителей, что фактически вели борьбу против гениальности. В наши дни многие страдают диаметрально противоположным предубеждением. Компьютерные фирмы расхватывают нелюдимых «ботанов». Хеджевые фонды дерутся за чудаковатых финансовых инженеров. Голливуд потворствует самым несуразным капризам креативщиков. А высшие должностные лица полагаются на нестандартных предпринимателей в работе. В отличие от школьной спортплощадки, современный рынок любит «неформатных».
Наниматели на работу заметили, что психологические качества, необходимые для того, чтобы сформировать хорошего программиста, напоминают симптомы людей, страдающих синдромом Аспергера: навязчивый интерес к незначительным, на первый взгляд, вещам, страсть к числам, моделям и машинам, склонность к повторяющимся действиям и отсутствие социального контакта. В Силиконовой Долине принято шутить, что интернет был изобретѐн аутистами для аутистов. Ведь в сети можно коммуницировать, избегая при этом тяготы непосредственного «людского» общения. Журнал «Wired» назвал это «Синдромом ботана». В своѐм интервью журналу «Нью-Йоркер», которое было посвящено интернет-компаниям, появившимся за последнее десятилетие, Питер Тил, один из первых инвесторов «Фэйсбука», заявил, что «люди, руководящие им («Фэйсбуком»), почти наверняка аутисты». Йишан Вонг, ранее работающий в «Фэйсбуке», писал, что у Марка Цукерберга, создателя компании, присутствует синдром Аспергера в лѐгкой форме, проявляющийся в том, что тот никогда не даѐт хоть какого-то знака, подтверждающего, что он слушает собеседника. Крэйг Ньюмарк, основатель компании «Craigslist» утверждает, что находит симптомы синдрома Аспергера «неприятно узнаваемыми», если ему где-то доводится о них услышать. Похожие черты наблюдаются у представителей финансовой элиты. Финансовые инженеры (особый вид деятельности, финансисты-программисты. прим. переводчика) вытеснили классических финансистов. Герой книги Майкла Льюиса «Игра на понижение по-крупному» Майкл Барри, менеджер хеджевого фонда - одинокий человек, хобби которого - вести блог о рынке ценных бумаг, в то время, когда он учился на врача. Он привлек такое внимание финансовых воротил, что бросил медицину и основал свой собственный хеджевый фонд «Росток Капитала». Заметив, что творится нечто странное на рынке ипотечных ссуд, он предположил, что тот вскоре обвалится. «Единственным человеком, которому я мог доверять во время кризиса», - заявил Льюис Национальному радио, - «был этот парень - c Аспергером и стеклянным глазом». Предприниматели также демонстрируют поразительное количество психических отклонений. Джули Логин из бизнес колледжа Касс произвела статистический опрос среди группы предпринимателей, в результате которого выяснилось, что 35% из них страдает от дислексии (в сравнении с 10% обычного населения и 1% среди профессиональных менеджеров). Среди известных дислексиков - основатели таких компаний, как «Форд», «General Electric», «IBM» и «Икея», а также Чарльз Швоб (учредитель «Стокброкер»), Ричард Брансон («Virgin Group»), Джон Чамберс («Cisco») и покойный Стив Джобс («Apple»). Существует много возможных объяснений данному феномену. Дислексики быстро учатся перепоручать кому-то задачи, данные им (к примеру, заставляют других людей делать за них домашнее задание). Они тяготеют к такому виду деятельности, который требует меньше формальной квалификации и задействует по минимуму чтение и письмо.
Синдром дефицита внимания (СДВ) - другой недуг предпринимательской братии: люди, которые не в состоянии надолго сосредоточиться на одном предмете могут быть ужасными работниками, но просто фонтанируют новыми идеями. Некоторые исследования показывают, что вероятность того, что люди с СДВ станут успешными владельцами собственного бизнеса в шесть раз больше, чем у обычных людей. Дэвид Нилман, основатель «JetBlue», бюджетной авиакомпании, говорит: «Мой мозг, подверженный СДВ, обычно находится в поисках того, как бы все улучшить. Ведь наряду с неорганизованностью, желанием откладывать на потом, невозможностью сконцентрироваться и прочими неприятными вещами, свойственными СДВ, последний наделяет способностями к творчеству и умением рисковать». У Пола Офрала, учредителя «Kinko» и множества других компаний присутствуют как СДВ, так и дислексия. «Мне быстро становится скучно - и это огромный стимул для желания начать что-то новое», - как-то сказал он, - «Я думаю, что всем просто необходимы СДВ и дислексия».
А что же со старомодными, традиционными «людьми из больших компаний»? С ними все в порядке. Чем больше фирмы будут брать на работу блестящих, нестандартных людей, тем больше им будут требоваться здравомыслящие руководители, не позволяющие фирме витать в облаках. Кто-то должен следить за тем, чтобы скучные, но необходимые задачи выполнялись. Кто-то должен очаровывать клиентов (и, возможно, юристов). Это лучше всего проделывается теми, кто не ведет себя так, будто считает, что нормальные люди - обыкновенные тупицы. (Шерил Санберг, заместитель господина Цукерберга, справляется с этим очень хорошо в компании «Фэйсбук»). Многие стартапы были спасены от катастрофы, когда учредителей заменили на профессиональных управляющих. Но эти управляющие, естественно, должны научиться работать с «ботанами».
«Ботанство» в генах. Объединение людей с нестандартным мышлением приводит к новым проблемам. Люди, работающие на «башковитые» компании имеют тенденцию вступать в браки с себе подобными «башковитыми» людьми. Саймон Барон-Коэн из Кембриджского Университета утверждает, что когда двое чересчур «заумных» людей встречаются и спариваются, есть большой шанс того, что у них появятся дети с синдромом Аспергера или его более жестоким «двоюродным братом» – аутизмом. Он также показал, что вероятность обнаружения аутизма у детей в Ейндховене, технологическом центре в Нидерландах, в четыре раза выше, чем у детей в других голландских городах с такой же численностью населения. Кроме этого, он приводит статистические данные, по которым у студентов, изучающих в Кембридже математику, физику и инженерное дело, гораздо чаще встречаются родственники-аутисты, чем у студентов, изучающих английскую литературу. Большинство работодателей с огромным недоверием относятся к приему на работу людей, страдающих аутизмом, но, к счастью, не все. Датская компания «Specialisterne» подыскивает аутистам такую работу, где необходимы хорошая память и безграничное терпение при выполнении повторяющихся действий. В более широком аспекте, замена организованных людей на дeзорганизованных смещает баланс силы. Этим странным «ботанам» было тяжело в школе. Возможно, над ними смеялись и не приглашали на вечеринки. Но сегодня серьѐзные организации не смогли бы без них процветать. Киран Малорта, специалист по сетям из Силиконовой Долины, резюмирует просто: «Быть ботаном - это круто».
Журнал "Тhe Ekonomist" 13.07.2012